Главная >> Наука и техника >> Космонавт Джанибеков назвал диверсию возможной причиной аварии «Союза»

Космонавт Джанибеков назвал диверсию возможной причиной аварии «Союза»

Авария ракеты-носителя произошла после ее запуска с космодрома Байконур к МКС – на 119-й секунде при отделении первой-второй ступени. Аварийная система спасения отработала штатно. Корабль разделился на отсеки и выпустил парашют. Капсула с экипажем приземлилась в Казахстане, в 20 километрах от Джезказгана. На борту был российский космонавт Алексей Овчинин и астронавт НАСА Ник Хейг.

Нынешнюю аварию сравнивают с драматичным полетом Василия Лазарева и Олега Макарова 5 апреля 1975-го, который из-за аварии ракеты-носителя стал суборбитальным. Космонавты, испытывая колоссальные перегрузки, практически падали с высоты 192 километра из космоса…

О том, можно ли провести аналогию между двумя этими случаями и причинах нынешней аварии мы поговорили с летчиком-космонавтом, дважды Героем Советского Союза, генерал-майором Владимиром Джанибековым.

Напомним, запуск ракеты-носителя с пилотируемым космическим кораблём «Союз 18-1» с космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым на борту был произведен 5 апреля 1975 года. Экипаж отправлялся на станцию «Салют-4». Из-за отказа третьей ступени полёт закончился в аварийном режиме. Во время спуска космонавты испытали пиковую перегрузку. В какой-то момент они потеряли зрение, у них произошла остановка сердца. Космонавты пришли в себя, когда сработала парашютная система.

– Что касается аварии при запуске корабля «Союз МС-10», направлявшегося к МКС, то тут другая ситуация. Одно дело, когда авария происходит на самом старте, и совсем другое, когда носитель уже отошел от земли, где уже другая динамика, – говорит Владимир Александрович Джанибеков. – У космонавтов Алексея Овчинина и астронавта НАСА Ника Хейга авария произошла на момент разделения второй ступени, отделении первой ступени.

Тут везде пошел неправильный комментарий, что включился двигатель второй ступени. На самом деле двигатели первой и второй ступени включаются с самого старта. Первая ступень — это четыре боковых блока, которые потом отсоединяются примерно на второй минуте. А вторая ступень — центральная, она продолжает работать в освобожденном первой ступенью режиме. В этот момент экипаж испытывал перегрузки около 6 g, в то время как у Лазарева и Макарова в 1975 году они достигали 26 g.

Что касается 6 g, это совершенно адекватная перегрузка, ребята, которые отправились в космос, тренированны и на большие перегрузки. Я не вижу здесь каких-то больших проблем.

– Выдвигается версия, что причиной аварии ракеты-носителя «Союз» могли стать плохие крепления центрального блока ускорителя. Насколько она состоятельна?

– Тут надо разбираться. Коль скоро это связано со срабатыванием электромеханических элементов узла фиксации первой и второй ступени, то, на самом деле, что-то могло произойти несимметрично. Как, например, срабатывание пиропатронов отстрела.

– Космонавты успели осознать то, что произошло, или все случилось слишком скоротечно?

– Они ощутили это изначально чисто интуитивно. Космонавты ждут момента перехода на следующий режим. В процессе подготовки они очень тщательно и глубоко изучают всю траекторию выведения. И представляют, что должно следовать одно за другим. Несомненно, что психологически к внештатной ситуации они были готовы.

– Подобные ситуации отрабатываются на Земле?

– На центрифуге есть такие режимы. И они, и мы, проходили тренировки, когда происходит авария носителя. Там есть возможность перейти на ручное управление.

– С какой высоты спускались Овчинин и Хейг? Например, суборбитальная траектория у Василия Лазарева и Олега Макарова в 1975 году была 192 километра. Спуск происходил в неуправляемом режиме. Они буквально падали из космоса.

– У Овчинина и Хейга полет длился около 2 минут. Высота была порядка 60 километров. Главное, что оба космонавта живы и здоровы. В эмоциональном плане для них это, конечно, серьезное испытание. Ведь подготовка к полету порой идет ни один год. Теперь возникла проблема с очередной экспедицией. Не понятно, когда она может теперь состояться. Это может быть связано уже и с судьбой самой МКС.

– Авария не может быть связана с диверсией? Всем памятен случай с дырой на корабле «Союз МС-09». Совместная комиссия «Роскосмоса» и ФСБ установила, что отверстие было просверлено намеренно…

– Многие склонны сейчас так думать, и я этого не исключаю.

– Кому это может быть выгодно?

– Нашим заклятым партнерам — друзьям.

От редакции: наш обозреватель Дмитрий Попов смотрит на ситуацию по-другому — читайте его материал об эффективных менеджерах «Юра, мы всё про Бали»

Вам может быть интересно!

Как отличить настоящую видеокарту от поддельной

Как программно проверить видеокарту на подлинность.Мы постоянно сталкиваемся с подделками, встречаются они и в компьютерной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × пять =