Последние новости
Главная >> Спорт >> Леброн заваливает главную миссию карьеры. Пролет «Лейкерс» – совсем не цирк

Леброн заваливает главную миссию карьеры. Пролет «Лейкерс» – совсем не цирк

Вы все неправильно поняли.

Над «Лейкерс» приятно глумиться.

Во-первых, это действительно смешно. Впервые кто-то захотел вынести всех в Shaqtin a fool’е и без проблем добился этого.

Во-вторых, они все это организовали сами. Сами набрали клоунов, сами пытались обменять полкоманды, сами раскачали лодку разными встречами, взаимным прессованием, едкими цитатами и красочной невербальностью. Все – сами.

В-третьих, унижение Леброна, «Лейкерс» и вообще всех, кто думает, что он самый умный – это большая радость.

И так далее.

Приятно. Но проблема в том, что это переводит все случившееся в низкий стиль. Что-то вроде: «Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу: один как в ухо в парус дул – сумел попасть в Шактин э фул, другой моргал и жил в мечте – Мускала ходит по воде, а третий грозный был король восточного болота – и думал море покорить легко, с пол-оборота»…

Несомненный провал заставляет постфактум подстроить базис с объяснениями, из которых вытекает, что виноваты все.

Виноват менеджмент. Критерии для команды Леброна хорошо известны (побольше качественных снайперов и непритязательных работящих защитников), но Пелинка в своем тазу поспешил на открытие Америки. Джеймс – дабы поберечься – собирался играть в центрящего и передать мяч не бросающим разыгрывающим, а команду ему набирали как будто от обратного: без снайперов, без центровых, зато куча людей с гиперактивными тараканами в голове.

Виноват тренер. Как минимум, по тому, что его никто не уважает: за полгода на бедного Уолтона успели накричать, кажется, вообще все – от старшего Болла и Майкла Бизли до Мэджика и Джеймса.

Виноваты ветераны, которые постепенно самоустранились.

Виноваты молодые, которые не вышли на ожидаемый уровень.

Виноват Джек Николсон, потому что плохо болел.

И, само собой, виноват Леброн. Потому что неожиданно постарел. Потому что презирает игру в защите. Потому что не может перестроить режим экономии, заточенный под плей-офф. Потому что разрушил атмосферу в команде. Потому что не научился попадать штрафные, но ловко перекладывает ответственность на остальных.

А что, если я вам скажу, что никто не виноват? И все это не анализ, а попытки рационализировать вот эти 31-37.

Менеджмент «Лейкерс» действительно накосячил, но вовсе не в том, что собрал не подходящую для Леброна команду. Все очевидные сейчас проблемы – отсутствие снайперов, проблемная скамейка, мутные типажи – совсем не так бедственно смотрелись, когда калифорнийцы шли в трех победах от первого места в конце декабря и легко вынесли «Голден Стэйт» и без лидера. При том, что в первые два месяца сам Джеймс не только не напрягался, но и выглядел исключительно минималистично даже по меркам своего легендарного автопилота. Ошибки Пелинки видны больше на продвинутом уровне: он упустил Брука Лопеса, который хотел остаться в «Лейкерс» (а это один из главных героев этого сезона), выбросил Джулиуса Рэндла и Томаса Брайанта, по ходу сезона отдал Зубаца ради Мускалы, взял Буллока, но реально не усилил состав и редеющий резерв.  Это все заметные просчеты, но они никак не мешали «Лейкерс» чувствовать себя топовой командой лиги до травмы Леброна.

Люк Уолтон так и не добился уважения Леброна, который приходил в клуб с мыслью о необходимости смены тренера. И сразу же после небольшого завала на старте сел на электрический стул с обязательным шутовским колпаком – так исторически сложилось, что в общественном сознании Джеймса всегда тренируют какие-то клинические идиоты. Статус «хромой утки» нисколько не помешал бедолаге Уолтону построить одну из топовых защит первых двух месяцев сезона, несмотря на активное противодействие лидера. Вполне удачно он избегал и проблем с дальними бросками – даже на тех суперэкономных мощностях от Джеймса хорошего движения мяча, забросов в «заднюю дверь», суперинтенсивного темпа хватало для уже тогда цельной атаки. Особенно если учесть, что все команды Леброна тяжело переживают первый год с ним и ломают себя, чтобы приспособиться под доминирующего на мяче, брезгующего обороной, требовательного к остальным и экономящего силы даже в «клатче» господина.

Ну и Леброн.

За последние месяцы отверженного героя дружно оплевали, но и защищали его тоже с прежней страстью (и с прежней же неуклюжестью).

В моем рейтинге леброносексуальности лидируют три захода:

3. Леброн дожил до 34 лет, но пока не научился восстанавливаться после травм. (Блог «Его игра»)

2. Леброн круче Джордана. Потому что Джордан побрился наголо при первых проблемах, а вот Джеймс не скрывает, что храбро противостоит облысению. (Это не шутка. Большой материал Business Insider)

1. Леброн уже обошел бы Джордана. Если бы Дюрэнт подписался с «Кливлендом» в 2016-м. (ESPN, Зак Лоу)

С такими защитниками Леброну вдвойне тяжелее.

На самом деле, виноватость Джеймса тоже весьма сомнительна. Странно вообще искать для него оправдания.

Халтурит в защите? Уже очень давно.

Не принимает тренера? Так было всегда.

Не выкладывается в регулярном чемпионате? Более того, декларативно не выкладывается.

Не делает партнеров лучше? И никогда не делал. Команды Джеймса всегда жили по принципу: не думай о том, что Леброн может сделать для тебя, думай о том, что ты можешь сделать для Леброна.

Считает всех вокруг способом для достижения своей цели? Поднимите руку, для кого это стало откровением.

Перекладывает ответственность на других? А что вы делали последние пять лет?

Не показал «инстинкта убийцы», хотя на словах выступил Львом Толстым? Какой-то мелочный упрек в адрес оратора, который заявляет, что он то ли сам величайший, то ли преследует единственного перед ним величайшего.

Не может вывезти атаку в одного в 34 года и после пропущенных полутора месяцев? Ну да, такое бывает.

Мы не узнали о Джеймсе за это время ничего нового. Его методы могут не нравиться, эстетичность его баскетбола отвергает даже «Вашингтон» нулевых, режим вечной экономии помог ему подсобрать конфузов на протяжении карьеры, его исключительность в том числе внутри команды – центральный тренд его карьеры, а в 34 с половиной люди выглядят не так шустро, как в 28. Вот только все это ни разу не мешало Леброну пробиваться в финал, пусть и на Востоке, пусть и не обыграв ни одной исторически значимой команды. И да, отдельно нужно сказать, мы даже не узнали вроде бы не нуждающуюся в подтверждении вещь: что на Западе Леброн бы имел больше проблем – ведь до его травмы «Лейкерс» маячили где-то рядом с вершиной, при этом лидируя в лиге по числу напряженных (и заваленных) концовок.

В провале «Лейкерс» виноваты все, потому что не виноват никто.

Ошибок никто не отменял, но этот коллапс – следствие не столько ошибок и дефектов, сколько неблагоприятных обстоятельств. У «Лейкерс» не получилось команды, не получилось главным образом из-за травм. Рондо (34 из 68) должен был стать вторым лидером, но умудрился два раза сломать руку и расклеился. Дико важный для защиты Лонзо Болл (47 из 68) вылетал на ключевых стадиях сезона. Ингрэму (52 из 68) не хватило времени, чтобы адаптироваться к Джеймсу. Остальные пропустили ощутимые куски, не говоря уже о Бизли, который потерял мать и теперь собрался с ней встречаться. Без Джеймса (50 из 68) его команды играть в принципе не умеют, сколько бы звезд там ни было. Более того, все травмы и дисквалификации пришлись на самое неудачное время – на первую половину сезона, когда строятся связи в команде, собранной с нуля в межсезонье. Более того, неудачно совпали по срокам вылеты Рондо, Болла и Леброна. В итоге там, где все остальные постепенно вкатывались в сезон и сплачивались («Сперс», «Портленд», «Рокетс», «Юта»), «Лейкерс» исключительно деградировали.

Короче, ничего смешного в этом вообще нет.

Так как речь идет об одном из лучших игроков в истории НБА, то вроде бы ничего смешного нет вдвойне. И стиль здесь – опять же вроде бы – уместен исключительно высокий.

Ладно, я соврал. По ходу сезона мы все же узнали одну вещь о Леброне. Он приехал в Лос-Анджелес совсем не потому, что потерял интерес к баскетбольной карьере, переключился на бизнес и кино, сделал это в интересах семьи. Именно так можно было все это изначально интерпретировать: перейдя в «Лейкерс», Джеймс признал готовность потерять один из последних праймовых сезонов собственной карьеры, отдать его не на борьбу за титул с «Филадельфией», «Хьюстоном» или там «Новым Орлеаном», а на твиттерошутки с Кузмой и Хартом. Пол Джордж остался в «Оклахоме», остальные свободные агенты освобождаются лишь следующим летом – это был очень странный поступок для человека, который всегда твердил, что его время уходит и всем надо напрячься.

Но нет. Джеймс посчитал на несколько шагов вперед и приехал в «Лейкерс», чтобы совершить главное деяние своей карьеры – поставить лигу раком.

Главная часть исторического наследия Леброна состоит вовсе не преследовании Джордана, которого никогда не было, не в завоевании не одного, не двух, как у источающих величие Расселла, Карима, Мэджика, Данкана и Кобе, и даже не в обновлении почти всех рекордов, кроме тех, что установил Чемберлен.

Главная часть исторического наследия Леброна – в том, что он самый влиятельный игрок всех времен. Джеймс приучил к тому, что диктует условия владельцам – заставляет выменивать звезд (история с Кевином Лавом), выбивает контракты для представителей своего агентства, назначает комфортного для него тренера и требует самой большой платежной ведомости в истории НБА. Джеймс перевернул взаимоотношения игроков с владельцами на 180 градусов – он ушел от модели «клуб выбирает игрока» к модели «игрок не только выбирает клуб, но и навязывает все мыслимые  требования и оказывается в странном положении по отношению к работодателю». Джеймс сломал все стереотипы, связанные с мифологией НБА – приучил к тому, что совершенно нестыдно уходить из родного клуба и объединяться с другими суперзвездами, совершенно нестыдно разделять важные и неважные матчи и расходовать  энергию  на собственные цели, а не на сиюминутное развлечение зрителей,  совершенно нестыдно выпрашивать дисквалификацию соперника в финале.

Все, что было немыслимо до него – теперь будничные реалии лиги. И именно в этом его величие.

И вот, переходя в Лос-Анджелес, он собирался показать, что для него и вовсе нет ничего невозможного. Он всего-то захотел похитить прямо по ходу сезона одну из лучших восходящих суперзвезд НБА.

Это была бы красивая история. Черные пацаны, которые встретились в школьные времена, у пикапа с майками, пришли к тому, что могут взорвать все устройство многомиллиардного бизнеса уважаемых белых джентльменов. Энтони Дэвиса не просто хотели утащить украдкой из «Нового Орлеана». Дерзкие манипуляторы сначала провернули этот же трюк в миниатюре – не очень понятно, с какой стати, но «Финикс» решил помочь своему злейшему сопернику и конкуренту по дивизиону, передав ему безвозмездно Тайсона Чендлера, просто потому, что генменеджер «Санс» – старинный дружбан Джеймса. Затем они рассказали о своих намерениях касательно Дэвиса в прессе. Потом потребовали публично обмена от имени самого форварда – впервые это случилось настолько топорно, что Дэвису пришлось даже платить штраф. И, наконец, поставили на уши всех, когда пытались запихнуть в качестве компенсации почти всех игроков «Лейкерс». Нагло, демонстративно, любуясь собственным статусом, своим влиянием, почти сказочной трансформацией from rags to riches. Не особенно заботясь ни о чувствах одноклубников Джеймса, ни о чувствах самого Дэвиса, внезапно ставшего прокаженным.

Сюжет стал еще более киношным от того, что на пути у нечистой пары оказался темнокожий джентльмен с самоубийственными наклонностями. В НБА очень трепетно относятся к темнокожим тренерам и генеральным менеджерам (эти позиции как-то чаще занимают белые, и всех эта несправедливость волнует – каждый здесь на счету), и вот отважный Делл Демпс в итоге потерял пост из-за стратегических задумок братьев. Правда, Дэвиса им, конечно, не отдал и еще напоследок поглумился над Мэджиком/Пелинкой перед дедлайном, чисто из принципа.

План провалился.

И теперь вся миссия Джеймса – показать, что для великих в этой лиге не может быть вообще никаких границ – под угрозой.

Все может закончиться очень плохо.

Не очень-то похоже, чтобы звезды нового поколения рвались на помощь 35-летнему форварду, теперь официально потерявшему статус лучшего игрока лиги.

Джордж увидел, что может стать первой звездой рядом с Уэстбруком.

Дюрэнт считает атмосферу вокруг Леброна токсичной.

Ленард не для того строил из себя Дерона Уильямса, чтобы потом уйти в тень рядом с Джеймсом. Тем более что рядом есть более работоспособный вариант с «Клипперс».

Кайри Ирвинг уже один раз убежал от Леброна. И каким бы чудаковатым он ни казался, вряд ли стоит ожидать продолжения сотрудничества.

Клэй Томпсон хочет остаться в «Голден Стэйт», Крис Миддлтон – в «Милуоки», Кемба Уокер – в «Шарлотт».

«Филадельфия» вроде бы намерена сохранить Харриса и Батлера.

«Новый Орлеан» не желает отдавать «Лейкерс» Дэвиса. Как минимум, потому, что не очень понятно, зачем им это – пакет молодых калифорнийцев выглядит как минимум не очень здоровым.    

Здесь начинается паника.

Контракт Леброна с «Лейкерс» рассчитан еще на три сезона. И если какой-то вывод можно сделать из увиденного в этом году, так только тот, что Джеймс уже не способен в одиночку превратить команду в претендента. Ему нужна уже не просто помощь, ему нужна равновеликая звезда и идеально обслуживающая его последние годы команда. Какой бы ни была притягательность Лос-Анджелеса и какими бы связями ни обладал сам Леброн, решение этой проблемы как минимум нетривиально. В чем преимущество клуба перед конкурентами на данном этапе не совсем понятно: «Лейкерс» Леброна – это крайне неприятная атмосфера гипервнимания ко всему, группа молодежи, которая ничем не лучше, чем у остальных, стареющая звезда, готовая переложить ответственность на другого ради собственного наследия, мягко говоря, не блещущий менеджмент и – в качестве главной надежды на выход из тупика – потенциально высокий пик.

В общем, мы в трех месяцах от осознания того, что Леброн – это худшее, что произошло с «Лейкерс». Еще одна осень патриарха с жалобами на качество одноклубников, эпитетами с туалетной бумагой, Ником Янгом в качестве шоумена и раздраем в руководстве – это уже перебор.

Джеймс со всеми своими замашками давно превратился в баскетбольную версию капитана Ахава. Не самый привлекательный персонаж одержим преследованием призрака/белого кита и готов пожертвовать ради этой цели своими товарищами. Вы можете считать эту одержимость нелепой, негодовать из-за его методов, не принимать всей этой одноногой эстетики, но в какой-то момент осознаете, что этим невозможно не любоваться. Не из-за сопереживания, а потому что здесь происходит нечто важное и героическое. Опасная близость к истории, готовность перешагивать через людей и любые границы, понимание, что время убегает с каждой игрой…

Здесь вообще не место для смеха. Героический эпос, героический пафос.

И тут возникает главная проблема Джеймса. С «Лейкерс» вместо капитана Ахава он предстал одним из готэмских мудрецов.

Годы Джордана в «Вашингтоне» – это наша общая трагедия.

Годы Кобе после порванного ахилла отзывались в наших ахиллах. Его ненавидели на протяжении всей карьеры, но в момент падения он неожиданно возвысился и превратился в признаваемого всеми гуру.

Лэрри Берд уходил и возвращался в серии с «Индианой», когда трибуны рыдали.

Дирк может вообще перестать попадать по кольцу. Ему будут аплодировать даже в Лос-Анджелесе.

Даже Дуэйна Уэйда с его подленькими приемами и патетикой не хуже леброновской провожают с любовью.

Леброновские же злоключения – вот это очередное героическое крушение в стиле Ахава – воспринимаются со злым смехом и вовсе не в том высоком диапазоне, как должны бы.

Возможно, из-за того, что он – всего третья суперзвезда в истории НБА, у которой нет дома.

Возможно, из-за того, что нельзя прогибать систему и после этого ждать от всех благодарности.

Возможно, из-за того, что еще не пришло время для снисхождения. Пока нужно насладиться крушением колосса.

В любом случае это лучший индикатор для всей его карьеры. Джеймс комбинировал, выбирал обходные пути, подминал под себя клубы, выдумывал неожиданные решения, добивался своих целей, ставил рекорды. Но уважать себя так и не заставил. Впервые катастрофу великого игрока – причем катастрофу, в которой его вины нет вовсе – встречают зубоскальством. И именно такая реакция делает его падение с «Лейкерс» по-настоящему болезненным.

У Джеймса остался последний ход. Мало кто сомневается, что несмотря на всю кажущуюся тупиковость ситуации, решение у него есть и это решение за пределами площадки.  

Фото: Gettyimages.ru/Harry How, Kevork Djansezian; globallookpress.com/Javier Rojas; REUTERS/Gary A. Vasquez/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Harry How (5,7,9); globallookpress.com/Burt Harris/Pi; Gettyimages.ru/Patrick Smith

Вам может быть интересно!

Студенты из Уэльса вышли в Лигу Европы – они играют бесплатно и тренируются всего два раза в неделю

Среди них есть даже овцевод. Главной неожиданностью сезона многие считают «Аякс», но это как посмотреть. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + пять =