Главная >> Спорт >> Чтобы подписать контракт с Федоровым, владельцу «Детройта» однажды пришлось занимать деньги

Чтобы подписать контракт с Федоровым, владельцу «Детройта» однажды пришлось занимать деньги

Нужно было найти 16 млн за 48 часов.

Сергей Федоров – один из сильнейших игроков, которые когда-либо надевали форму «Детройта». Он был уникальным центром, который вывел команду на новый уровень и помог снова стать великой. Открытый вне льда, неудержимый на площадке – и он никогда не получит именной свитер под сводами арены.

История, которая определила отношение болельщиков и владельцев команды к Федорову, произошла из-за денег. Из-за очень больших денег.

Все произошло перед сезоном-1997/98: «Детройт» только что выиграл первый кубок за четыре десятка лет и потерял в автокатастрофе своего лучшего защитника. Контракт Федорова истек, и он ждал по-настоящему щедрого предложения от клуба.

Ожидания были оправданы – на тот момент Федоров входил в пятерку лучших игроков лиги, провел семь сезонов на 30+ шайб и отодвинул на второй план Стива Айзермана, главную легенду клуба и самого дорогого игрока.

По истекающему контракту Федоров зарабатывал 4,5 млн в год – и именно эту сумму ему предложил «Детройт» в новом соглашении. Все верно – Федоров не получал прибавки. Причина? Перегруженная платежка.

В 90-е в НХЛ не существовало потолка зарплат, и размер платежной ведомости определялся исключительно щедростью владельца команды. На момент подписания нового соглашения с русским центром, платежка «Детройта» была забита под завязку – мощные контракты Айзермана, Козлова, Лидстрема, Ларионова, Шенахана и Осгуда уже лежали тяжким грузом на кошельке Майка Илича. Прибавьте сюда новые контракты элитных ролевиков Дрэйпера и Маккарти, солидные суммы Фетисова и Мерфи – и получите очень ограниченное пространство для маневра; даже для магнатов существуют ограничения.

Сторона игрока была возмущена. Отец Федорова, например, считал поведение клуба при переговорах неуважением:

«Четыре с половиной миллиона в год — это, бесспорно, абсурдное предложение. Сергей в самом расцвете сил, 28 лет, специалисты его ценят очень высоко, а они хотят, чтобы он играл за меньшие деньги, чем значительно более возрастной Айзерман, который за 4 года должен получить больше 30 миллионов!».

Но главным источником проблем для «красных крыльев» был агент игрока – Майк Барнетт до того, как отправить сына играть за ЦСКА, был одной из главных акул хоккейного рынка 90-х. Его услугами пользовались многие суперзвезды – Ягр, Могильный, Гретцки – все они были среди клиентов Барнетта и никого из них не обидели деньгами.

Федоров по совету агента сразу пошел в атаку – не приехал в тренировочный лагерь осенью, начал налаживать контакты со штабом сборной России, чтобы поехать на Олимпиаду в Нагано, и давал дерзкие интервью:

«Я готов пробастовать весь сезон. В 70-х годах Кен Драйден пропустил целый год, требуя достойную зарплату, и в итоге выиграл. Деньги имеют значение только после того, как ты уходишь со льда, в самой игре они абсолютно не важны. Я играл в хоккей за 100 рублей, да. Правда, это была большая сумма».

Осенью «Детройт» выдал новое предложение – 4 года, пять миллионов за сезон. Его тоже сочли насмешкой и Федоров собрался ехать в Россию, чтобы играть в ЦСКА и иметь хоть какую-то игровую практику. От этого шага его отговорил все тот же Барнетт – это могло послужить поводом для дисквалификации и сыграло бы на руку руководству клуба.

Проблемы менеджемента «Детройта» осложнялись болезнью Майка Илича: у него были проблемы с сердцем, и он проходил курс лечения. В бизнес-империи заправляла жена, а лучший игрок команды в это время уже посматривал в сторону конкурентов.

Другие хоккеисты «Детройта» реагировали на конфликт очень сдержанно – все понимали, что Федоров, несмотря на демарш и отсутствие лояльности к франшизе, остается самым крутым игроком в плане хоккейных навыков, и не пытались давить на партнера. При этом никто его не поддержал, даже русские игроки. Даррен Маккарти тогда говорил:

«Федоров – большая часть нашей команды. Но нам придется смириться с этой ситуацией в любом случае – вернется он, или нет».

К Олимпийским играм переговоры Барнетта и «Детройта» окончательно забуксовали – Федоров поехал в Японию вместо Ковалева, а в ситуации с контрактом, как казалось, наступило затишье.

Как это часто бывает, удар конкурентов случился внезапно, и связан был с давним соперником Майла Илича – Питером Карманосом. Успешный бизнесмен, сделавший состояние в сфере IT, владел командой из «Хартфорда», которую очень хотел перевезти на более прибыльный рынок.

Таким рынком тогда был Детройт – Карманос вырос в Городе моторов, с детства болел за «Ред Уингс», а когда разбогател, поддерживал местные хоккейные программы для детей. Тогда же он впервые столкнулся с Майком Иличем, тоже заметной фигурой в хоккейной индустрии города.

Карманос нашел идеальное место, чтобы перевезти команду – пригород Детройта. Арену он тоже подыскал – местные «Пистонс» были совсем не против поделиться своим домом с франшизой НХЛ. Хотя такая идея очень не понравилась лиге – в офисе НХЛ решили, что это навредит дальнейшему развитию «Детройта», и отправили Карманоса в Северную Каролину.

Он все прекрасно запомнил и идеально рассчитал момент для мести – платежка «Детройта» забита, Илич лежал в больнице, а значительная часть его финансов была задействована в строительстве нового стадиона для бейсбольной команды. Он вложил туда около 300 млн и на момент забастовки Федорова практически не имел свободных средств.

Карманос взорвал рынок: он сделал Федорову невероятное предложение – 6 лет, 38 млн долларов. При этом контракт был очень хитрым – базовая зарплата составляла лишь 2 млн за сезон, но при подписании Федоров должен был получить 14 млн бонусами, а еще 12 – если бы «Каролина» вышла в финал конференции. Это была идеальная схема – Федоров сразу получал кучу денег, а вторую часть бонусов Карманос мог и не платить – «Каролина» того времени о финале конференции могла только мечтать.

«Мы разговаривали с Сергеем по телефону, он очень воодушевлен нашим предложением. Он сказал, что очень хочет перейти туда, где сможет быть идеальным парнем», – рассказывал тогда Карманос.

Офис «Детройта» был в шоке. Иличу сделали операцию на сердце, он только отходил от наркоза, а у клуба была всего неделя, чтобы повторить предложение «Каролины» – иначе «Детройт» терял свою главную звезду и откатывался в развитии на десяток лет.

«Ред Уингс» направили протест в НХЛ – лига запрещала выдавать игрокам подписные бонусы, превышавшие средний размер премиальных. 14 млн подписного бонуса заставили НХЛ наложить вето на предложение «Каролины», но Карманос не сдался – он пошел в арбитражный суд, выиграл дело и стал ждать. У «Детройта» после всех разбирательств оставалось лишь два дня.

Решение о контакте Федорова принимали четыре человека – Марьяна Илич, жена владельца команды, его сын Атанас, генеральный менеджер Кен Холланд и вице-президент Джим Девеллано.

«Мы с Кенни понимали – контракт просто ужасен, «Харрикейнс» хотят повесить на нас этот груз, чтобы мы отказались, а пять пиков первого раунда – огромная цена за потерю лишь одного игрока. Но несмотря на это, мы порекомендовали семье Илич только одно – нужно повторить предложение и принять условия Сергея Федорова», – рассказывал Девеллано.

Иличи приняли непростое решение – подписать контракт. Оставалась одна проблема – даже для них было сложно найти 16 млн за 48 часов.

«Люди удивятся, но даже у очень богатых людей нет места в доме, откуда можно взять любые деньги. Это была просто огромная сумма, которую нужно было найти за очень короткий срок – это было сложно, учитывая платежную ведомость команды. Мы нашли решение – владельцы отправились в банк и взяли ссуду, которую мы потом называли «кредит на Сергея Федорова». Позже Иличи говорили, что точно пошли бы на этот шаг снова», – вспоминает Девеллано.

Иличи взяли кредит, Федоров получил 16 млн за сезон, сыграл 21 матч в регулярке и привел свою команду ко второму Кубку Стэнли подряд. Фанаты встречали его гулом, но это не помешало ему заработать 28 млн – вы ведь помните про бонусы за финал конференции?

Федоров стал одним из самых богатых хоккеистов НХЛ, но так и не смог вернуть расположение болельщиков «Детройта» – через 6 лет он опять уйдет из-за денег в «Анахайм» и начнет скитаться по лиге, а в конце нулевых приедет в КХЛ, потому что все его накопления станут добычей мошенника. Но вряд ли он думал об этом летом 1998-го, когда был главной звездой мирового хоккея.

Подписал лучший в мире контракт? Подписывайся на лучший в мире хоккейный инстаграм

Фото: Gettyimages.ru/Tom Pidgeon / Stringer, Harry How, Robert Laberge, Bruce Bennett, Doug Pensinger, Stephen Dunn

Вам может быть интересно!

«Челси» упустил победу над «Лестером» в матче АПЛ

Лондонский «Челси» на своем поле сыграл вничью с «Лестером» в матче второго тура Английской премьер-лиги …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 1 =